В огороде бузина, в Киеве Порошенко, а в голове бубль гум.

Таки да. Мракобесие. ПОЛНОЕ.
На Ваши вопросы ответы даны давно.
Точную дату не помню, кажется, это было в мае 1945 г.
Празднуют победу над фашисткой Германией в Великой отечественной войне.
Фашизм, так на секундочку, окончательно никто не победил. Никто о полной победе и не заикался.
Франко в Испании, черные полковники в Греции, Пиночет в Чили и т.д., и т.п. А Маннергейм в Финляндии он каковский был?
Думаю, в самом оптимистичном случае, победят фашизм лет так через тысячу.
Про георгиевскую ленточку да, таки эпично, да, но...
Когда у Вас появится свободное от стрельбы и сочинения виршей время поинтересуйтесь расцветкой колодок
Ордена славы и медали "За победу над Германией" (вот ведь, не над фашизмом вжешьььь).
Это то что с ходу вспомнил я. А ведь были и другие.
Про власовский триколор тоже красиво. Тока его до власовцев придумали.
В общем, дяденька (надеюсь, что Вы не тётенька), мат. часть, мат. часть и ещё раз мат. часть.
Всё строго в соответствии с заветами Ленина. Учится, учится и ещё раз учится! Особенно Вам.
Касательно стыдливости русских, так напомните пожалуйста, сколько там "отпускников" и добровольцев на Донбассе побывало?
Я слышал цифру 50 тыс. Так вот, 50 тысяч это не корпус, это армия.
Ну и напоследок, когда у Вас появится свободное от стрельбы и сочинения виршей время порассуждайте что было бы с добровольцами до 22 июня 1941 г., которые с территории СССР начали бы войну с фашизмом?
Конечно они были (и есть), только их отправляли(ют) по линии известных (и неизвестных) ведомств.
Вашему ругательному горловчанину отвечу словами неизвестного автора (наверное тоже поэт): "денег нет, но вы держитесь".
P.S. Если не хотите злой иронии в свой адрес, будьте сдержаннее в обвинениях и попытайтесь, для начала, разобраться сами.

Полная баракобама и черные лебеди.



Прочитал на днях серию материалов гражданина Стрелкова И.И. (окончание рассуждений тут)

Что-ж, на мой вкус, рассуждения вполне логично и не оторвано от реальности.
В части повествовательной, относительно того, что из Навального лепят будущего Ельцина, Порошенко и "лучший шанс" (нужное подчеркнуть) для нашего горемычного отечества, так по зрелому размышлению и шепоткам разных дядей считаю вполне справедливым.
Наши власти (да продлит аллах их дни), четко идут (или их ведут) по пути Украины, что в условиях наличия ОМП приведет к колоссальным потерям.
Теперь же, похвалив гражданина Стрелкова И.И. за обозначение тенденции, покритикуем за предложенные выходы.
Выход правильный, но...
1. У большевиков для создания Петросовета в 1917 г. были:
а) организация (партия);
б) известность;
в) монолитность.
2. Попытки интервенции проваливались из-за четырёх лет первой мировой.
Наелись кашкой из человечины все. Не хотелось никому.

А что теперь?
В патриотических силах (условно назовём так всех, кому дальнейший распад не нужен) нет единства.
Станут ли белые терпеть "кремлёвскую мумию"?
Станут ли красные терпеть "мироточащие бюсты" и финских фашистов увековеченных в бронзе?
Вопросы риторические. Дайте волю (волю не дают) так тут-же друг дружке в глотки вцепятся.
И как, например, Просвиньину то в глотку не вцепиться?
И вот наши нынешние власти (да продлит аллах их дни) пали.
Ну там марсиане всех перебили, совесть замучила или оранжевая революция свергла (чего конечно-же никогда не случится). И?
Структура готовой создать Петросовет есть?
У патриотических сил нет. А создавать времени не будет. А Навальному помогут.
Ломать не строить.
Идеология при которой красные и белые обнимутся и начнут всё с нуля есть? Нет.
А лозунги типа "Панду геть" или "Даёшь тружевные крусики" для Леши Н. самое то. Дети думают, что крусики кушает злая панда, и как только её не станет, так начнётся полное благорастворение. Им не объяснить, что с небес трюселя не падают, на них зарабатывать надо.
И самое печальное то, что как только властная вертикаль даст трещину, трещинку или слабинку тут внутри страны, словно мухи на г... прошу прощения мёд прилетят всякие Бобби, Гансы, Франсуа, Кшиштофы и Томы с Джеррями.
Зря что ли они инфраструктуры разворачивают? Мы ах сказать не успеем, как Парасюки набегут.
И если уж про Новальное понимает гражданин Стрелков И.И. (вполне допускаю, что очень умный и осведомлённый человек), то за окияном тоже не дураки сидят.

Итак...

Итак Россия гибнет. Боюсь, что веревка уже так плотно затянута, что патриотам (условно назовём так всех, кому дальнейший распад не нужен) даже с честь погибнуть не дадут.

Что же спасёт патриотов (условно назовём так всех, кому дальнейший распад не нужен)?
1. Компромисс (типа мы "мумию" не трогаем, а вы "миротаочащие бюсты" разрешаете).
Но это настолько условно, что у меня сформулировать не получается.
2. Черные лебеди.

Ну и Боженька, конечное, не оставит.

Как-то так.
Про неучтённые факторы можно поговорить отдельно.

Пародия.


В наказанье за грехи он прочел свои стихи.

Наказание страшно, поверь.
Смею мыслить, что всё ж ты не зверь.
Ты стихи в наказанье прочёл,
Коммунист бы им смерть предпочёл.

На осину, держась за штаны,
Федералы полезли страны.
Выбрав сук, что покрепче растёт,
Там удавку им сплёл рифмоплёт.

А в застенках гестаповцев ряд
Истязаньем заняться не рад.
Открываются тюрьмы кругом.
Что за диво! Трепещет нарком.

Федеральные люди в метро
Федерально стыдятся давно.
В телевизоре сам Соловьёв
Ядом личным травит муравьев.

Засвербило, проняло вполне.
Ведь стихи - наказанье по мне.
Знай отныне и впредь наперед:
С'est terrible, mon cher рифмоплёт.

Больше горя принесла нам битва на Мохачском поле.

Лев Рэмович привел интересную аналогию.
Смею заметить, что своего отношения к простым смертным власть предержащие не скрывали. Порода у них что ли такая.

Но весь комизм ситуации состоит в том, что и служивых своих они за человеков не числят.
По моим наблюдениям, ни силовики, ни чиновники, ни работники корпораций прочности своего положения не чувствуют.
Понимание того, что в них будет нужда при любом режиме (кроме оккупационной администрации) есть, а желания лечь костьми за их светлостей нет.
Да и за что ложиться то? За Куршавельский федеральный или Лондонград?
Ропщут. Ой ропщут. Маловеры.
И если после крымских событий можно было свернуть горы, то теперь под вопли о Минске впору думать о вечном.
Позволю себе и ещё ремарку. На фоне царизма головного мозга и клерикализации всей страны уместнее иная аналогия, времён реставрации Бурбонов.
Они ничему не научились и ничего не забыли.

Формально правильно…



Начало.
Продолжение.











Из «Заключительного слова по докладу о продовольственном налоге», которое произнес (27 мая 1921 г.) В. И. Ленин (1870—1924) на X Всероссийской конференции РКП(б). Там он подверг критике новейших российских бюрократов — чиновников советского аппарата, сказав, что в их произволе виновата сама коммунистическая партия, которая не преследует бюрократов: «...У нас дело всерьез не берут. А к суду за волокиту привлекали? Где у нас приговоры народных судов за то, что рабочий или крестьянин, вынужденный четыре или пять раз прийти в учреждение, наконец, получает нечто формально правильное, а по сути издевательство? Ведь вы же коммунисты, почему же вы не организуете ловушки этим господам бюрократам и потом не потащите их в народный суд и в тюрьму за эту волокиту?»

Увы. Сколь-нибудь компетентные товарищи, подтвердили: формально правильно.

Будем искать другие возможности, и пытаться разрабатывать уже имеющиеся наработки.
Борьбу продолжаем.
Армия Трясогузки.

И самое важное!
Боритесь с несправедливостью и нарушением закона.
Предлагайте и делайте хоть что-то! Не оставайтесь равнодушными!
Голосуйте, за законопроект о запрете на увековечивание на территории РФ памяти любых лиц, принимавших участие во Второй мировой войне на стороне стран Оси


Спасибо за внимание и понимание. Спасибо всем, оказавшим поддержку.

Старенькое и без названия.

Эх, Господи, тоска!
Единственный оживший камень – сердца
И грудь мне изнутри на части рвёт.
Что делать мне?
Не знать уж мне покоя!
Не ведать неги, не спать как прежде тихо.
Пойти что ль на войну?
Да нет лихих сражений!
Где счастья мне искать?
Где мне найти голубку,
Что любовным ядом отравила жизнь?
Вино мне не по вкусу.
Заметно горше делается водка.
В чужих объятьях я пробовал забыться,
И хуже стало мне,
Да и чужим объятьям тоже.
Амуру – гаду, оторвав бы стрелы,
Набил бы морду, отобрал бы крылья.
Силки б надёжные поставил на голубку,
Чтоб, задушить её в своих объятьях крепких.
Чтоб, изловив, изведать запах мести сладкой.
И отравиться им?
Опять не то!
Отравой мести не лечится любовная отрава.
Да и амуру я готов сказать спасибо,
Что дал испить из чаши досель неведомой.
Тогда пойду в бассейн.
В нем мысли тяжкие так топятся легко,
Как даже в печке им топиться не дано.
Затем пойду к чужим объятьям.
Там горе изольём друг-другу нежно,
И, может быть, ещё чего-то изольём.
Потом пойду к друзьям.
Устроим покатушки мы на картах.
Вернусь к себе,
Откупорю чего-нибудь покрепче
И перечту «Женитьбу Фигаро».

12:09.
30 сентября 2012 года.
Дома.

Письма счастья.



Начало

И продолжение...


Друзья, спасибо всем неравнодушным, распространившим мой материал.
Худо-бедно, а с Вашей помощью, друзья, новость попала в топ. Это очень важно для реализации плана разгрома противника.

Отдельное спасибо Льву Рэмовичу Вершинину. Без его помощи вряд ли бы выстрел был бы столь удачным. Я часто с ним несогласен, но ни в его искренности ни в его любви к России не сомневаюсь. Придётся также соответствовать оценке Льва Ремовича.

Лев Рэмович верно оценил и изящество замысла, красоту манёвра и перспективы.
Если удастся выбить пару гнилых зубов это будет замечательно, а уж если кому-то небо с овчинку покажется...
Так это отлично. На большее, увы, рассчитывать не приходится.

По результатам, первого выстрела появилось некоторое количество вопросов. На некоторые отвечу тут.
Вступать в дискуссию смысла не вижу, а позицию прояснить надо.

А Вы не бойтесь. Слепой сказал: посмотрим. И если Вы считаете свои действия причиной снятия г. Иванова С. с поста главы администрации П. это уже кой-чего.

Для меня это вопрос нравственный. Полезны мои действия или нет, НЕ САМОЕ ВАЖНОЕ! Важно чётко и ясно заявить свою позицию. Вступить в борьбу с несправедливостью, беззаконием и ложью. Сказки Венского леса о том, как Карл Густав защищал Северную Венецию расскажите блокадникам. Это даже для Мединского не секрет. О том, как финны остановились на старой границе (Петрозаводск они не захватывали?) – расскажите историкам, или почитайте, хоть что-то, или посмотрите.
Не стесняйтесь расширять собственного кругозора.
А шизофрении с «Бессмертным полком» и досками пособникам фашистов не надо. Это заразно.



Что до цвета моей тощей филейной части, так странно, мои бледнолицые братья, почему оно вас интересует.
Вопрос то не в этом. Своего отношения к подозреваемому Маннергейму К.Г. не скрываю. Попытки его прославления в городе-герое считаю подлостью высшей пробы.
Кто-то так не считает? Это Ваше право! На здоровье.
Вопрос поставлен не в моральной плоскости (это глупо), а в юридической.
Город-герой - памятник архитектуры мирового значения. И памятная доска – не ларёк на углу Есенинской и Первого мая. Это памятник в памятнике. Очевидно, что каждый встречный поперечный вешать что-то абы где лишь бы повесить не может, и СЕНСТИ ТОЖЕ! Есть свои порядки, правила и ЗАКОНЫ.
К совести не взываю, это бесполезно (у кого есть, тот понимает и помогает, а у кого нет, тот не поймёт).
Апеллирую к закону.
Мне помогли. Помогли юристы. И со статьями, и с формулировками.
Нас много на каждом километре. ))) Статей, кстати, тоже хватает.
Был ли нарушен закон?
А вот и узнаем. Если по 282 статье УГОЛОВНОГО КОДЕКСА вопросы есть, то по 32 статье УГОЛОВНОГО КОДЕКСА (САМОУПРАВСТВО) вопросов нет ))).
Немного о вкусном:
Если бы вопросы имели очевидный ответ, уполномоченные лица ответ бы сразу и дали.
А почему не ответили, а занялись пихотехникой? А потому и не ответили, что чтут уголовный кодекс и боятся.
Ибо любое действие, и бездействие в данном случае чревато.
Так вот, друзья (и враги), давайте-ка «чтить уголовный кодекс».
Или у нас все животные равны, но некоторые ровнее?
Ай, ай, ай!
Или вы против того, чтобы зарвашиеся «слуги народа» получили по закону?
Ай, ай, ай мне грешному!
Так чем вы, предатор_2005, лучше тех, кто ваших предков раскулачивал и резал? Ась?
Dura lex, sed lex.
Оформите, всё как надо, соберите бумажки и промокашки, постойте в очередях, соберите подписи и пусть себе висит, хоть Александр Исаевич, хоть Карл Густович, хоть Адольф Алоизович (я против!!!). Страна должна знать своих «героев» (и тех кто их прославляет). Но висит строго в рамках существующего законодательства (желательно за ноги), а не так, как с этой пахабщиной.
Кстати, и название предыдущего поста не случайно.



Тут нужен толмач. Если кто поможет, буду благодарен.



Давайте не будем рассуждать в абстрактных категориях, а в чисто юридических? Это законно?


Поздравляю тебя, Шарик, ты балбес! Когда тебе по башке настукают, ты в думу баллотироваться побежишь или в ментовку заявление писать?

И самое важное!
Боритесь с несправедливостью и нарушением закона.
Предлагайте и делайте хоть что-то! Не оставайтесь равнодушными!
Голосуйте, за законопроект о запрете на увековечивание на территории РФ памяти любых лиц, принимавших участие во Второй мировой войне на стороне стран Оси


Спасибо за внимание и понимание.

ЛЕНИНГРАДЦЫ, БРАТЬЯ МОИ!

Текст письма в генеральную прокуратуру:
ГСП-3, 125993, г. Москва, ул. Большая Дмитровка, 15а.

Генеральному прокурору
Чайке Юрию Яковлевичу

Уважаемый Юрий Яковлевич.
16 июня 2016 г. на фасаде здания Министерства Обороны (Военного инженерно-технического института) находящегося по адресу г. Санкт-Петербург, ул. Захарьевская д. 22, была открыта мемориальная доска К.Г. Маннергейму. Прошу Вас проверить действия лиц, устанавливавших доску, на предмет возбуждения ненависти и вражды к гражданам Финляндии и унижения человеческого достоинства ветеранов Великой отечественной войны и жителей блокадного Ленинграда (статья 282 УК. РФ).

Ответ:


Текст письма прокуратуру Санкт-Петербурга:
190000, г. Санкт-Петербург, ул. Почтамтская, д. 2/9

Прокурору Санкт-Петербурга
Литвиненко Сергею Ивановичу

Уважаемый Сергей Иванович.
16 июня 2016 г. на фасаде здания Министерства Обороны (Военного инженерно-технического института) находящегося по адресу г. Санкт-Петербург, ул. Захарьевская д. 22, была открыта мемориальная доска К.Г. Маннергейму. На мои запросы учреждения, отвечающие за установку мемориальных досок в Санкт-Петербурге (Комитет культуры, Комитет по градостроительству и архитектуре, КГИОП), ответили, что они не давали разрешения на открытие указанной доски. Прошу Вас проверить действия лиц (Российское Военно-Историческое Общество 101000, г. Москва, Архангельский переулок, д. 10, стр. 2), установивших мемориальную доску, на предмет соответствия статье 330 УК. РФ (Самоуправство).

Ответ:


А теперь сказка:
Лично я, услышав о доске подозреваемому Маннергейму К.Г. немного поскрипел зубами и подумал про себя: "нас готовят к оккупации". Дальше думать забыл.
Но есть люди, которых я почитаю для себя незыблемыми моральными авторитетами. Для них случившееся стало громом среди ясного неба, лишило спокойствия и даже сна. Раз у них терпец порваВся, то и мне в сторонке стоять - грех.
Связался с парнями: http://kolokoll.livejournal.com/, обещал им помощь...
Но...
Но парни, по-моему, выбрали неправильный путь. Они стали сами искать тех неизвестных и нехороших людей, которые под покровом ночи совершили это противоправное действие (насколько оно противоправное буду решать компетентные органы).

Я законопослушный гражданин, налоги плачу, органы правопорядка содержу, вот пусть они, органы, и ищут негодяев и ай, ай, ай и ата-та, кому надо делают. Правда, парни молодцы, а я был не молодец.
Но я исправился! Помогли добрые люди, подсказали, дай им Бог здоровья.
Ждем ответа. Первые ласточки прилетели. Что-то дальше будет?
Слюнки текут. А законодательство у нас хорошее. Вот только мы его плохо знаем.

Ну и за "метафизику".
Ленинградцы, братья мои, я слово сдержал. Я тудОЙ плюнул. Насрать туда я не могу, я законопослушный гражданин, но всё, что в рамках я сделаю, а будет "закон джунглей" (чует сердце, что будет) я с ними (надеюсь и вы, ленинградцы, поможете) по "закону джунглей" побалакаю. Они мне ещё за наш русский Донецк не ответили.
И знайте, ленинградцы, гордость моя, враг будет разбит, победа будет за нами.
"А почему?" - спросите вы.
А потому, что

Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

Пушкин А.С.
Так вот они свой пепелище продали, вместе с отеческими гробами, а за Дым отечества мы костьми ляжем.

Собственно, прошу распространить. Все заинтересованные лица в курсе, драть будем до последнего.

Дым отечества

Для начала немного о причинах, побудивших меня написать этот рассказ.
25 сентября славного, но уже далёкого 2014 г., когда отгремели бои за Иловайск, и были заключены первые позорные Минские соглашения, я посетил знаменитую Севастопольскую 35 батарею. Раньше я никогда не бывал ни в Крыму, ни в славном городе-герое Севастополе. «Русская весна», ныне позорно переименованная в «весну Крымскую», открыла мне возможность побывать в русском (не только по духу, но и по букве) Севастополе, что я и сделал в свой отпуск.
Побывать в Севастополе было для меня очень важно. Это очень трудно выразить словами. Но если попробовать выразить - это было для меня важно потому, что было важно почувствовать и именно почувствовать тот дух, вместилищем которого (согласен, что не единственным, но, безусловно, очень важным) является наш русский Севастополь. Я долго искал этот дух. Не душу, но дух. Я побывал на Сапун – горе, месте безусловно впечатляющем, музее Черноморского флота, навеявшем на меня скуку, на Малаховом кургане, на панораме обороны Севастополя, на набережных, у кораблей нашего Черноморского флота, у бастионов, у памятников, у могил, в соборе «Четырёх адмиралов», у штабов и частей, и у обелисков, и вообще где успел, даже в Массандру заглянул, и вроде то, а не то. И искал я вроде везде, а нашел у Командно-дальномерного поста 35 батареи. Ведь если ищешь, всегда найдешь. И в последний день своего пребывания на этой благодатной святой земле я увидел, почувствовал и понял. Рассказы очевидцев, тружеников и бойцов «Русской весны», Херсонес, музеи, памятники, кресты, звёзды, обелиски и корабли ЧФ сложились в одну картинку и самой своей хребтиной я ощутил (именно хребтиной) и понял, а в памяти всплыли строки «наши мертвые нас не оставят в беде». Я стоял у братской могилы.
Ведь если бы Чалый за свои кошты не содержал и вылизывал музей 35 батареи (Плывут пароходы — привет Чалому! Пролетают летчики — привет Чалому! Пробегут паровозы — привет Чалому! А пройдут пионеры — салют Чалому!), не знал бы его Севастополь. Не знал бы его Севастополь - не быть ему народным губернатором, не быть ему народным губернатором – как бы всё обернулось? А как не крути, каша то в Севастополе заварилась.
Он не бросил наших мертвых. Наши мертвые не бросили его. Они, наши мертвые, вообще своих не бросают. Главное наших мертвых не оставлять. Они наши часовые. За них нам биться, а уж со своими детьми они сумеют быть и благодарными и щедрыми.
Об этом очень интересно написал Карел Чапек в пьесе «Мать». Я по прочтении плакал. Мой рассказ короче.


Дым отечества.
«Наши мертвые нас не оставят в беде
Наши павшие как часовые»...
Высоцкий В.С.

- Здравствуй, Иван.
- Здорово, Ганс. Ты, как я погляжу, тоже тут?
- Да, наших здесь много. Ты же сам знаешь, сколько здесь полегло.
- Вы тоже нашего брата много положили, Ганс. Как я вас тогда ненавидел. Мне, кстати, вон там руку оторвало.
- Это Шульц постарался. Хороший был миномётчик. Его у нас очень любили. Да вот, кстати, и он.
- Наши тоже подтягиваются. Вот Роман, Егор, Петр. Николай сильно постарел. Ты в каком году умер, Николай?
- В 83. Осколки сильно донимали, да и концлагерь не пошел на пользу. Но ничего, жить можно…
- Ты как всегда хохмишь! Весёлый у тебя норов.
- А зачем мы здесь, Иван Ефремович?
Иван улыбнулся. Хотел было почесать то место, где была рука, но передумал.
- Пойдём, посмотрим. Пойдёшь с нами Ганс?
- От чего не пойти? Пойду.
Ганс довольно правильно говорил по-русски, хотя и с сильным акцентом. Он что-то каркнул своим и пошел к русским.
- Они подождут.
-Да спешить-то, вроде, некуда, -улыбнулся Иван.
Они пошли от остатков батареи № 35 к городу. То из-за бугорка, то из-за куста, из оврага, отвала, дерева к ним шли всё новые и новые люди. Шли в гимнастёрках, кителях, в фуражках, пилотках, бескозырках, шлемофонах и в форме летчиков. Некоторые были горячи. Увидев знакомого или друга, бурно изливали радость, обнимали, начинали рассказывать о прошедших боях. Но многие, даже большинство, были суровы и сдержанны.
К Гансу тоже подходили его товарищи. Всё больше пехотинцы. Они совсем не выказывали радости, были угрюмы и лишь кивали друг-другу в знак приветствия.
Они шли к городу. Никто не обращал на них внимания. Лишь изредка та или другая собака пугливо выла, поглядывая в их сторону. А люди… Живым сегодня было не до мёртвых. Город кипел и бурлил. К центру, расположенному на самом берегу удобной бухты стекался народ. Троллейбусы, битком набитые пассажирами не останавливаясь неслись в центр города, доставляя всё новых и новых людей.
Мертвые следили за ними. Они удачно разместились на возвышенностях и смотрели. Им было очень любопытно.
Митинг всё больше и больше накалялся. То там то тут повторялась одна и та же фамилия, пока, наконец, вся толпа не стала дружно и ладно скандировать:
- Чалый! Чалый! Чалый!
Наконец, из толпы на сцену был исторгнут сам Чалый Алексей Михайлович.
Это был невысокий седой человек с густой бородой и ясными глазами и очень непритязательной внешности. Он растерянно глядел по сторонам, не зная что предпринять.
- А ведь он растерялся.
Иван Ефремович тут же появился за спиной Чалого и сказал ему в самое ухо:
- Ну!
Чалый очнулся. Взял протянутый ему микрофон, обращаясь к толпе сказал:
- Вы понимаете, что этим подписываю себе смертный приговор?
Толпа замолчала.
-Ну что же? Иду работать.
Он развернулся и ушел.
Что тут началось… Стали формироваться отряды ополчения, происходила запись на блокпосты, организация всего того, что и стало славой русского города.
- Вон мой внук записывается, И правнук тоже! А ведь правнуку и 15 лет нет. – сказал Николай.
Мертвые тоже пришли в необычайное оживление. Пехота стала формировать взводы, роты, батальоны. Танкисты с азартом стали обсуждать новую технику. Немного приуныли летчики, но не на долго. Они тоже стали сколачивать эскадрильи и даже решили овладеть новыми лётными средствами.
- А где старшины?
Под всеобщий одобрительный хохот к Ивану Ефремовичу вышел плотный, почти квадратный невысокий старшина.
-Старшина Бульбенко.
- Да я же тебя помню, Андрей Тарасович. Ох и знатным же ты был старшиной. Чего стоишь? Вооружай!
Бульбенко испуганно стал оглядываться на толпы пехотинцев артиллеристов, моряков… Он и подумать не мог, что будет так бояться после смерти.
- Ты уж расстарайся, Андрей Тарасович. Ты же можешь. Уваж, милый, - очень тепло попросил Иван Ефремович.
Спокойствие вернулось к Андрею Тарасовичу. Он, больше для порядка, недовольно крякнул, покрутил ус и стал осматривать могучее воинство, которое ему пришлось снабдить.
Бульбенко не знал ни где, ни как он добудет снаряжение, но он знал, что справится.
В компании Ганса тоже началось шевеление. Стали звучать резкие и отрывистые команды. Ганс, казалось, не принимал участие в происходящем, но все немцы оглядывались на него.
«И чего не сидится этим русским?» -думал Ганс.
Он не понимал происходящего, не потому что не хотел понять, а потому, что не мог. В конце концов, собравшиеся немцы стали спешно уходить от места событий, скрываясь за поворотом.
- Вы куда, Ганс?
- Домой, Иван.
- Прощай, Ганс.
- Нет, Иван, до свидания.
Иван беззлобно улыбнулся.
- А где так язык выучил?
- В Казани, до войны.
- Ну до свидания.
С высоты постамента на всё происходящее смотрел старый адмирал. Он стоял молча, неподвижно. Он всё видел.

О причинах написания рассказа я сообщил, причины публикации рассказа сообщу в следующей записи.